К 50-летию Самотлорского месторождения

Поздравления

Юлия (бухгалтер):
Дорогие наши ветераны-нефтяники, с праздником. Спасибо вам за Самотлор.
Селиванов Артур, слесарь НПО:
Дорогие друзья!!! Всех с ПРАЗДНИКОМ!!! Мы лучшие! Хохряки, Пермяки, Кошели, Новомолодёжка, Тюменка, Гун-Ёган, Ермаки, КСП-24,23. Это где я работал и ГОРЖУСЬ ЭТИМ!!!
Нина и Виктор Орефьевы:
Нефтяники, первопроходцы, ветераны! Желаем, чтобы удавалось В реальность планы воплотить, Чтоб все, что хочется, сбывалось, Легко и интересно жить! Мечты заветной, цели ясной, Любви, заботы и тепла, Не забывать, что жизнь прекрасна, Здоровья, счастья и добра!
Агзамов Линар Расилович, менеджер ООО "РесурсСтройКомплект":
Всего самого лучшего желаю САМОТЛОРУ и его крепким жителям!

Случайное фото

В марте 2010 года в 62 км от Нижневартовска был заварен первый стык магистрального нефтепровода Пурпе - Самотлор. На историческом событии тогда присутствовал глава Роснефти Игорь Сечин.

Случайный факт

Трудно представить Самотлор без А.Д. Шакшина, одного из лучших мастеров страны, прославленного Шаимского «скорохода», как называли его за рекорды скоростной проходки.
«Один Шакшин чего стоит – всего тебя вымотает!», вспоминает Геннадий Левин, рассуждая о лидерстве и соревнованиях на Самотлоре. Анатолий Шакшин был серьезный соперник. Стабильность проходки – главная сила шакшинской бригады. На Самотлоре она сразу заявила о себе. В 1979 году перешагнула отметку в 90 тысяч метров проходки. Среди буровых бригад страны бригада Шакшина стала вторым «миллионером» 1 ноября 1980 года, достигнув 1 млн метров проходки. Бригады Левина этой высоты добилась на 2 месяца раньше – 10 сентября 1980 года.
Подробнее

Геничев Николай Васильевич

 

Геничев
Николай Васильевич 

 Ветеран-первопроходец

лучший буровой мастер Мегионской нефтеразведочной экспедиции

Николай Геничев – личность известная. Ветеран и лучший буровой мастер причастен к разведке и открытию многих месторождений, где работали мегионские геологи. На Самотлоре ему довелось парафинировать керн на самой первой скважине. «Работать я пошел в 17 лет, - вспоминает Николай Геничев. - В 1965 году устроился в бригаду Норкина лаборантом-коллектором. Пока не исполнилось 18 лет, допуска на другие работы получить не мог. В мои обязанности входила подготовка растворов, и мне же посчастливилось отбирать первые образцы нефтяного керна на Самотлорской скважине Р-1. Вообще-то это обязанность техника-геолога, который прикреплен к бригаде. Но погода была нелетная, поэтому эту работу доверили мне».
Инструкцию - как и что, в какой последовательности все делать, Николай Геничев получал по рации и строго ей следовал, старался. Он отмечает, что поднять керн на поверхность – это работа не одного часа, коллективный труд. «Керн представлял собой 40-миллимитровый образец в диаметре, чтобы он не потерял свои качества и свойства, его нужно было обмотать марлей и парафинировать - опустить в горячий парафин, затем подписать и прикрепить табличку: когда, с какого интервала он получен, - поясняет ветеран Мегионской геологоразведочной экспедиции. - Этот образец ушел в Тюмень, а затем в Москву. И я отлично запомнил, что первый самотлорский керн выглядел обнадеживающе. С того самого образца нефть просто капала – такой он был насыщенный!».
Как вспоминает Николай Васильевич, ему потом не раз доводилось отбирать образцы керна на других месторождениях, но такой насыщенности он больше не встречал. Позже, когда Геничеву исполнилось 18 лет, он стал дизелистом, как мечтал. Говорит, что его кумиром в те годы был механик МНГРЭ Капиш Абраев. Это был человек – универсал. Умел делать все. Не боялся любой работы. Вот таким хотелось быть и Геничеву. У него получилось.
В 1981 года Николай Васильевич стал буровым мастером. Уже через год его бригада гремела во всю - была лидером соцсоревнований, а в 1984 году вошла в тройку лучших бригад по всей «Главтюменьгеологии». Как вспоминает ветеран, он старался быть похожим на Норкина - требовательным к рабочим, но и перед руководством экспедиции отстаивать интересы коллег. В Мегионской нефтегазоразведочной экспедиции Николай Геничев проработал до 1994 года. Потом ушел работать к нефтяникам, в настоящее время он на пенсии. «Мне повезло знать лично Григория Норкина, Семена Малыгина, Ивана Черкашина, Евстигнея Липковского, Михаила Павлюченко, Владимира Сухушина, Геннадия Меджевского и других. Как личности это были глыбы человеческие. Уверенные, надежные. Они знали запах нефти», - вспоминает Николай Васильевич о тех временах и героях-первопроходцах.
Из проекта "Я - нефтяник" Агентства нефтегазовой информации "Самотлор-экспресс". 

Комментарии

Оставить комментарий:
Ваше имя
Ваш комментарий
Введите контрольные цифры